Метаморфозы «духа» цивилизационного развития

Образ

Развитие цивилизации изменяло «дух эпохи», на котором базировались образование и воспитание, жизнедеятельность и общая культура. Через возрождение человека как земного существа, просветительство и реформацию, казнь английского короля Оливером Кромвелем и «Марсельезу» французских коммунаров, человечество со страхом и трепетом перед будущим пришло к полосе пролетарских революций. Над цивилизацией восстала угроза «диктатуры пролетариата» и тоталитаризма.

«Свет в окне» появился как прозрение — в противовес марксизму-ленинизму европейская цивилизация отсчет своей истории осуществляла по принципу «обновления человека» Фридриха Ницше, «духа капитализма» знаменитого немецкого философа и социолога религии Макса Вебера, по установкам «благоговения перед жизнью» и авторитету общечеловеческих ценностей, поднятых немецко-французским теологом и миссионером Альбертом Швейцером.

Две системы образования и воспитания — советская (социалистическая) и западная — разворачивались разнонаправлено. Парадоксально, но факт — одни и те же знания мировой науки, культуры и социальной практики — в разных системах образования трактовались если и не совсем по-разному, то, во всяком случае, не одинаково. Разные «духи» побуждали образовательные системы к формированию разных типов личности, с разными установками на жизнь, с разной философией и мировоззрением.

Возможно именно поэтому цивилизации не удалось избежать конфронтации, апогеем которой стали вторая мировая война, гонка вооружений и слишком реальная угроза ядерного апокалипсиса.

Потребность в отстранении этих, как и многих других угроз глобального противостояния народов и культур, постепенно изменила «дух эпохи» двадцатой цивилизации. Человечество болезненно пережило эпоху социальных революций, вызванных знаменитым «Манифестом коммунистической партии». Оно преодолело «Сумрак Европы» и «Восстание масс», идеи Освальда Шпенглера и Х. Ортеги-и-Гассета. С надеждой к «Феномену человека» Тейяр де Шардена и «Демократии» Алексиса де Токвиля, поняло смысл необъятного как должного.

Философия как теория и методология образования должна развернуть категориально согласованным образом содержание и смысл «духа эпохи», который приближается. Она должна раскрыть и делегировать его в образование, и именно на этой основе изменить ее (образования) идеологию. Современная педагогика должна стать философией; философия же образования должна «педагогизироваться» до такого уровня, какой она была в истории практически всегда от времен Конфуция и до Ясперса.

Марксистская «революция» превратила философию в идеологию. Действительное же назначение философии — человеко- и культуротворение, то есть педагогическое (этичное, мировоззренческое, воспитательное, моральное). Как известно, в философии ничего «не пропадает», ее приобретения не стареют. По уровню и объему знаний сегодня мы может и стали «выше Платона», однако, приблизились ли мы к пониманию сущности его идей?

Рядовой человек может и не очень глубоко понимает, но чрезвычайно тонко чувствует и переживает «дух эпохи», охватывая его непосредственным культуро- и жизнетворением. Художник воспроизводит его кистью, музыкой или архитектурным шедевром, которые очаровывают нас и побуждают задуматься над вечным. Политик пытается представить его в виде идеологии, которую навязывает обществу в качестве общей установки практического поведения. Не обижая никого, понимая, что каждый из нас в обществе, как писал Платон (кстати, не ссылаясь на Конфуция, хоть эта мысль принадлежит именно последнему) должен заниматься своим делом, можно выразить глубокое убеждение в том, что лишь философы и педагоги имеют возможность подняться к пониманию «духа эпохи» как извечной мудрости истории и нынешнего времени, мудрости, которую надлежит передать детям. Философия образования, как ее теория и методология, разворачивает образовательный процесс до уровня всеобщности понимания человека и человечности, гуманизма и фундаментальных ценностей, за которыми, — история, нынешнее время и будущее.