Факты коррупции и злоупотребления властью в 1917–1919 гг. в России

Старая Россия

Феномен коррумпированности власти присутствовал в правящих рядах Советской России с момента ее становления. Как следствие переходного периода и образования новой вертикали власти возросло количество преступлений, связанных с превышением должностных полномочий. Это может быть результатом неустойчивости самой вертикали, отсутствием прямого контроля и снижением уровня культуры и общего образования. Наиболее вероятно, что причиной резкого развития коррупции в 17–19-х гг. стала «доступность» мест управления, частая смена кадров, департаментов и финансирующих комиссариатов.

Вследствие роста коррупции, молодая власть еще в первый месяц своего правления издала первый законодательный акт, предполагающий несение ответственности за превышение полномочий. Декрет Совнаркома «О рабочем контроле» от 27 ноября 1917 г. предусматривал уголовную ответственность для виновных в «злоупотреблениях».

Через полгода после декрета «О рабочем контроле», 8 мая 1918 г. был опубликован декрет «О взяточничестве», в котором говорилось о резком ужесточении мер наказания за должностные преступления – не менее 5 лет тюрьмы и принудительных работ. Также декрет расширил круг лиц, привлекаемых к ответственности за дачу и вымогательство взятки, шантаж, подкуп и другие схожие преступления.

Такое ужесточение стало следствием решения революционного трибунала от 2 мая 1918 г. приговорить четверых сотрудников следственной комиссии, виновных во взяточничестве и вымогательстве, к 6 месяцам лишения свободы. Глава Совнаркома В. И. Ленин счел приговор мягким, потребовал отдать дело на пересмотр и ужесточить наказание за подобные преступления до 10 лет заключения под стражу.

Радикальное отношение к превышению должностных полномочий проявлялось в жестком преследовании любых подозрений – отсутствие доказательств не обеспечивало невиновности, а требовало принятия превентивных мер, таких как высылка сроком до 3 лет с запретом занимать управляющие должности.

Но даже под пристальным вниманием революционного трибунала и при вынесенных декретах о строгом наказании за преступления не все виновные получали его по всей строгости закона. Показательный пример преступного злоупотребления властью – дело Главкома Военного контроля И. С. Плотникова. Оно было рассмотрено Революционным трибуналом в 1919 г., в Петрограде.

Назначение Исаака Соломоновича Плотникова главкомом комиссариата военной цензуры и почтово-телеграфного контроля совпало с практически повсеместным упразднением военной цензуры и сокращением штата почтово-телеграфного военного контроля по всей России. Фактически деятельность Плотникова способствовала сохранению самой организации путем ее модернизации и присоединения к ней обязанностей пограничной охраны и досмотра провозимых через границу товаров и сведений.

Сам Плотников настойчиво добивался контроля над пропускными пограничными пунктами ввиду доступа к конфискованным товарам, ценностям и денежным суммам. В период пребывания во главе комиссариата Плотников организовал продажу конфискованных товаров служащим собственного управления, а также своим родственникам и знакомым. Продажей руководила жена И. С. Плотникова Софья Иосифовна Коган-Плотникова.

Согласно показаниям обвиняемых, «ликвидация» конфискованных вещей являлась попыткой самофинансирования учреждения, поскольку Комиссариат военного контроля не получал достаточного финансирования от вышестоящих управлений. В качестве дополнительного источника дохода была организована ликвидационная комиссия, во главе которой встала С. И. Коган-Плотникова, также числившаяся начальником отдела досмотра посылок и багажа.

Посредством официальных действий «ликвидационной комиссии» предполагалось выручить деньги на содержание управления военного контроля, а также передать средства в помощь советским военнопленным. Однако конечная цель вырученных средств осталась неизвестной.

Злоупотребление служебным положением И. С. Плотникова заключалось еще и в том, что Главный комиссар военного контроля использовал, в ущерб охране границы в период гражданской войны, штат конных пограничников для охраны дачи своего брата – М. Ш. Плотника. Отягчающим обстоятельством в этом случае стало то, что Плотник был капиталистом, миллионером и эмигрантом, сбежавшим перед революцией в Данию. Обвиняемый Плотников отрицал какие-либо послереволюционные отношения с братом, однако 15 человек конвоя отправил для охраны дачи брата «от разгрома красноармейцами».

Дело И. С. Плотникова обличает коррупцию в вертикали советской власти не только его действиями, но и приговором, который ему вынес суд. После заключения под стражу в течение 4 месяцев Плотников был приговорен к запрету осуществлять административные функции в течение одного года.

При уже существующих декретах о жестком наказании в случае злоупотребления служебным положением, и учитывая категорическую позицию В. И. Ленина по этому вопросу, такой мягкий приговор сложно объяснить чем-либо еще, кроме коррупции.