Человеческая ложь и общественные отношения

Несмотря на формальное осуждение лжи, де-факто вранье не только на всех уровнях поддерживается, но и поощряется. Лучше всего это видно на примере работы людей в сфере продаж. Для выполнения плана продаж практически всегда требуется лгать и делать это самым беззастенчивым образом, смотря «честными» глазами на клиента.

Есть другая ложь. Известно: по крайней мере с начала двадцатого века (вероятнее всего, раньше) в среде рабочих Российской Империи было крайне популярным убеждение о том, что раз капиталист платит настолько маленькую зарплату, что прожить на нее невозможно, то и рабочий имеет право выносить с завода все, что угодно. Раз капиталист обкрадывает рабочего, то почему бы и рабочему не обокрасть капиталиста?

Ложь присутствует практически во всех сферах жизни. Даже в доме, являющимся по известному выражению, «крепостью» присутствует откровенная ложь: жена обманывает мужа, муж жену, а дети — своих родителей.

Можно ли сказать, что склонность ко лжи — врожденное человеческое свойство? Нет.

Это результат господствующих общественных отношений.

Благородный дикарь

Несмотря на противопоставление простодушных, в хорошем смысле, деревенских жителей развращенному городу практически с начала возникновения классовых обществ (подобное наблюдается уже у шумеров), образ «благородного дикаря» — продукт нового времени. Его появление связано с эпохой Великих Географических Открытий.

Открытие Америки стало причиной массовой экспансии европейцев в Новый Свет с целью вывоза ценных ресурсов в метрополию.

К сожалению, в это время в Америке уже находились люди — индейцы, находящиеся на уровне первобытнообщинного строя или раннего классового. Причина их столь сильного отставания была проста: человечество пришло в Америку на несколько тысячелетий позже, чем в Европу. Индейцы начали позже, поэтому не успели развиться достаточным образом, чтобы противостоять европейцам.

Однако в завоевании Америки любопытно другое: индейцы демонстрировали какую-то, чуть ли не детскую, наивность в вопросах лжи.

Например, широко известно поведение Кортеса с ацтекским правителем Монтесумой II. Индеец предложил конкистадорам сокровища в обмен на избавление от испанцев. Монтесума полагал, что раз Кортесу нужно золото, то проще отдать ему и гарантировать сохранение своей жизни и жизни своих поданных.

Испанец согласился. Но когда Монтесума принес ему сокровища, Кортес взял в плен индейского царя и начал управлять страной от его имени.

В этом маленьком эпизоде несколько моментов заслуживают особого внимания:

1. Монтесума шел на встречу с Кортесом, полностью доверяя последнему. Это несмотря на то, что испанцы уже неоднократно продемонстрировали свою готовность в любой момент нарушить данное ими самими слово.

2. Ацтеки были одним из самых развитых индейских народов и, в отличие от многих других, находились не на первобытно-общинном уровне, а на более высоком. Так, в империю ацтеков входили другие племена (хотя они и сохраняли широкую автономию).

3. Позже в Европе начнут восхищаться Кортесом именно за то, что тот сумел хитростью стать царем индейцев (пусть, ненадолго). Это, как сейчас бы сказали, логика гопника. С таким же успехом можно восхищаться местным бандитом.

4. Индейцы, несмотря на уже длительное знакомство с европейцами, практически не знали лжи.

В чем причина?

Социальные причины лжи

Корни социальной лжи следует искать внутри общественного устройства. Именно там находятся факторы, заставляющие человека вести себя именно так, а не иначе.

Общество, в котором мы живем — капиталистическое, а потому подчинено одной конкретной цели: достижению максимальной прибыли. Этого можно добиться только присваиванием труда других людей.

Очевидно, что самый развитый и способный человек не сможет конкурировать по производительности даже с небольшой артелью. Поэтому для получения максимальной прибыли необходимо в числе прочего присваивать труд других людей, распоряжаться им.

Для этого надо внушить угнетаемым слоям определенную идеологию, дабы они полагали, что общество устроено справедливо. Или, во всяком случае, если и не до конца справедливо, то реализован максимально хороший вариант из всех возможных.

Это означает противоположность интересов разных членов общества (объединенных в классы) и появление социальной лжи. Эксплуататоры лгут своим подчиненным, стремясь их убедить в справедливости мироустройства.

Но что же сами угнетенные? Они тоже лгут (преимущественно друг другу). Причины их вранья несколько другие.

Дело в том, что какой бы пропагандой правящие классы не стремились забить мозги своих подчиненных, человеческая природа все равно будет бунтовать против несправедливости в обществе.

Человек сформировался как трудящееся существо и притом в равноправии со своими сородичами. На протяжении миллионов лет человеческой эволюции, наш вид жил в условиях фактического равенства. Человек не только социально, но даже биологически стремится жить в наиболее приемлемых для себя условиях — коммунистических или приближенных к ним.

Но в подобных обществах не существует противоречия между личностью и обществом. Напротив, наблюдается их диалектическое единство — общество формирует личность, воспринимающую социальные интересы как свои собственные.

Да и цель существования подобных социальных образований — удовлетворение потребностей всех. Раз это так, то у личности просто не может возникнуть асоциальное поведение. Во всяком случае, если человек психически здоров.

Первобытные люди выполняли моральные нормы не потому, что опасались репрессий со стороны сородичей (их, по-большому счету, не было), а потому что не могли представить себе, как можно поступить иначе. Соблюдение неписаных предписаний — абсолютно естественный процесс, а потому вообще не требует какой бы то ни было регламентации.

Это настолько очевидно для первобытного человека, что даже на этапе формирования ранних классовых обществ, воспоминания о единстве личности и социума сильны до такой степени, что социальная ложь принимала крайне ограниченный характер. Таковы были упоминавшиеся выше индейцы.

Со временем мораль изменяется. В высшей степени показательна моральная оценка Кортеса со стороны европейского просвещенного общества того времени.

Грабитель, лгун, предприниматель

Поведение Кортеса не было осуждено никем из европейских правителей того времени. Даже сейчас большинство европейцев и американцев восхищаются «дальновидным» поведением испанского завоевателя, сумевшего добыть несметные сокровища.

Обратите внимание: в заслугу Кортесу ставится не соответствие тем или иным моральным нормам (хотя, на минуточку, он жил во времена всевластия Церкви, «следившей» за выполнением учения Христа), а исключительно его способность получить прибыль, хотя бы и путем грабежа.

Пусть читателя не вводит в заблуждение показная набожность людей того времени. Выполнение заповедей обязательно лишь для подчиненных слоев, правители и их слуги де-факто освобождены от столь скучной обязанности.

Кортес в своем поведении был не один. В дальнейшем грабеж колоний станет источником колоссального экономического роста и причиной подъема европейского капитализма.

Образ предпринимателя того времени будет неотделим от образа грабителя и лгуна. Но лгуна «нашего», врущего для достижения прибыли, а потому он будет заслуживать всяческого поощрения. Чего стоит известная сделка о покупке острова Манхеттен у американских индейцев за бесценок!

Со временем вранье перестало даже формально осуждаться. Никому же не приходит в голову осуждать, например, рекламу, убеждающую в том, что если купить жевательную резинку определенной марки, то все девушки будут ложиться штабелями перед обладателем ценного продукта. Это не воспринимается как ложь, хотя на самом деле она вводит в заблуждение, будто бы товар обладает заведомо не присущими ему свойствами.

Рекламщиков не только не осуждают, их даже ставят в пример. Они проводят семинары, на которых учат как врать более эффективно. Более того: они не чураются даже откровенным вредительством. Например, использование запланированного устаревания приводит к ухудшению качества жизни всего общества.

В этом виноваты, конечно, не только рекламщики. Главный виновник — система общественных отношений, в которой человек человеку — конкурент, а потому воспринимается как опасный враг.

Для ликвидации основ социальной лжи необходимо изменить фундамент общественного здания. В первую очередь, ликвидировать противоречие между личностью и обществом. Это можно сделать только вводом полного фактического равенства.

Только в этом случае ложь исчезнет. Это произойдет не потому, что люди превратятся в ангелов, а потому что исчезнут всякие причины социального вранья.

Сомневающимся или полагающим, будто в природе человека – беспардонно врать, можно лишь посоветовать изучить опыт индейских племен, не знавших социальной лжи.