Мотив целостности в русской метафизической мысли

XVIII-XIX века знаменуют собой отправную точку для предопределения русской философской мысли. Несмотря на долгие годы дрёма и спонтанных попыток найти объяснение миру, русская мысль в XIX столетии, наконец, пробуждается, находя своё отражение в религии, искусстве, литературе.

Проблема целостности становится центральной. Именно благодаря стремлениям мысли к некоему Абсолюту, встаёт вопрос о судьбе Человека, и в этой связи ставится вопрос о его экзистенциональной роли.

Наряду с поисками этой целостности возникает тема противостояния индивидуализму, которую по-своему раскрыл Чаадаев, при этом сводя индивидуальное к понятию свободы. Однако эта свобода должна ограничиваться чувством Наивысшего мирового сознания (Бога), иначе она ведёт лишь к деструктивизму. Первопричиной такой разрушительной силы Чаадаев видит в лице индивидуализма. Данный вопрос впоследствии становится основной идеей славянофилов, однако в отличие от Чаадаева будет нести в себе более антропологический смысл.

Славянофилы видят два пути развития мира: созидающий и разрушительный. Один из основоположников раннего славянофильства А.С. Хомяков представлял личность лишь в общем, социальном целом, где без «общности» она не имеет возможности полностью раскрыться.

Идеи славянофилов представляют собой почву для дальнейшего углубления философских мыслей. Так, на основе этого развивалось учение Соловьёва, в основе которого лежит идея некоторого Абсолютного мира, где торжествуют такие понятия, как добро, истина и красота. Эти идеи и должны, по Соловьёву, приобщать человека к пониманию идеального бытия, где Целое едино, а бытие состоит из наибольших самостоятельных частей.

Впоследствии, благодаря развитию идей Соловьёва, на первый план выходят такие философские вопросы, как «смысл жизни, бытия, истории…». Данная проблематика начинает занимать существенное место не только у представителей русской религиозной мысли, но и у представителей русской культуры с секулярным сознанием, у которых идея целостности выступает первостепенной. Например, Трубецкой, опираясь на учения Соловьёва, даёт объяснение понятию «смысл». Смысл он определяет как абсолютную мысль, которая носит безусловный характер и потому является истинной. Развивает эту идею и А. Белый, который утверждает, что в современном мире познание смысла и вовсе не представляется возможным. Поскольку нынешняя философия делает больший упор на мышление, становится лишь «знанием о знании», где человек – лишь субъект этого познания, а его собственное «Я» лишается какого-либо смысла, собственно, как и мир лишается своей Целостности.

Таким образом, философские учения о целостности мира воспрепятствовали всеохватывающему распространению позитивистских воззрений, которые могли поставить под сомнение саму онтологическую возможность измерения культуры человека.

Мотив целостности не утрачивает, однако, своей актуальности и сегодня, вбирая себя при этом всё новые смыслы. Так, В. В. Бибихин, советский и российский философ, в своём произведении «Язык философии», размышляя на тему мира и его целостности, говорит о том, что помимо географического пространства, есть ещё и мир метафизический, также требующий внимания и понимания. Однако в наши дни, преисполненные множеством проблем, проблема мира отходит на второй план или вовсе теряет свою значимость.

В действительности же, лишь раз обратив свой взор на неё, многое встаёт на свои места и в проблемах повседневных. Ибо отличие между ними в том, что вторые лишь увеличивают расстояние между человеком и миром, а первое даёт понять, что любой процесс, происходящий вокруг нас – и есть этот самый мир.

По мнению философа, «русских всегда влекло к фундаментальным метафизическим ценностям мира». Возможно, несознательно, а может быть, и ввиду столь широкого территориального размаха и родилась эта широкая русская душа, способная вместить в себя многое. Про русский народ говорят, что он «многострадальный», что В.В. Бибихин связывает со «встроенной метафизикой», ибо эта «многострадальность» есть не что иное как смысл бытия, вековая традиция, передающаяся из поколения в поколение. Смысл, сопровождающийся полным отрицанием происходящего, но при этом преисполненный верой в принадлежности души чему-то целому, всеобщему.

Подводя итог, можно прийти к выводу о том, что проблема целостности мира шла по пятам за русской метафизической мыслью на протяжении многих столетий, прорастая корнями и вбирая в себя всё новые и новые смыслы, взгляды, воззрения. Словно сама необъятная русская земля, показался перед нами мир, столь огромный, необузданный и сколько же усилий было приложено, и ещё предстоит приложить для обретения понимания его целостности и своего места в нём.