Жизненный мир социальных сетей: феноменологический анализ

Появление глобального интернет-пространства радикальным образом изменило наш привычный мир. Интернет на сегодняшний день является не просто удобным средством для поиска необходимой информации и коммуникации, он, хотим мы того или нет, перерастает в самодостаточный мир нашей информации и коммуникации. Такое явление, как социальная сеть охватывает все большие части населения земного шара. Согласно данным Statista.com, в третьем квартале 2018 года количество ежедневных пользователей социальной сети Facebook находится около отметки в 1.5 млрд [1], в то время, как общее количество пользователей социальных сетей уже перевалило за 2.6 млрд [2].

Для многих из ее пользователей виртуальный мир социальной сети заменяет реальный мир жизни: в интернет-пространстве находят друзей, возлюбленных, врагов, а также обретают кумиров и поклонников. Социальная сеть зачастую не только транслирует новости и события реального мира, но и их рождает – стоит вспомнить аккаунт в Twitter президента США Д. Трампа, который имеет на данный момент 56 млн. подписчиков, и каждое сообщение которого попадает в центр внимания новостных служб мира.

Кризис доверия к социальным сетям, как и их глобальный бурный рост, должен вызвать подлинный научный интерес к вопрошанию об онтологической сущности этих интернет-явлений, – т. е. к вопрошанию о бытийных основаниях этого нового виртуального мира.

Вопрос понимания жизненного мира крайне важен для выяснения статуса того, как мы воспринимаем и того, что воспринимается нами в интернет-среде. Жизненный мир, согласно идеям Э. Гуссерля и М. Мерло-Понти, в своей целостности не является объективной средой законов и правил жизни, напротив, он есть изначальным горизонтом любого опыта, т. е. тем, благодаря чему восприятие возможно. В свою очередь, первичное восприятие существует не как подверженность нашего тела влиянию внешних вещей, но как выразительное единство нашего живого тела, направленное на мир. Именно через живое тело, перспектива которого устанавливает координаты жизни, мы впервые участвуем в мире вместе с бесконечностью перспектив других людей. Такие рефлексивные построения сознания, как субъект, объект и т. д., с феноменологической точки зрения, являются вторичными построениями сознания, уже встроенного через тело в жизненный мир. Какую же онтологию жизненного мира выстраивает социальная сеть?

Стоит начать с выявления предпосылок интернет-пространства как такового. Интернет рождается из среды техники и технологии, в основе которых заложено то, что Ю. Хабермас называет «целерациональным действием» [7, c. 66], состоящим из субъект-объектных отношений распоряжающегося и того, чем распоряжаются. Однако по сравнению с такими технологическими предшественниками, как пресса, телефон и радио, интернет стремится занять совершенно иную роль. Интернет-пространство позиционирует себя не просто как средство коммуникации, но как ее рациональный жизненный мир. В особенной мере придерживаются данной установки социальные сети, которые делают упор на «реальности» происходящих в них процессов. Для них важно, чтобы за виртуальным профилем узнавался реальный человек, а такие действия в сети, как «мне нравится» или «рассказать друзьям», воспринимались как реальные их эквиваленты. Команда разработчиков Facebook видит свою задачу в том, чтобы «дать людям возможность строить сообщества и сблизить мир» [3]. Социальная сеть пытается встроить в себя сферы жизненного мира с целью их «улучшения»: одни сети хотят решить вопросы поиска любви и дружбы, другие делают упор на обмен пользователями «интересной» медиаинформацией (фото, видео, аудио), а третьи вовсе намереваются быть определенным коммуникативным миром, включающим в себя как и близкий круг общения человека, так и глобальные общественные группы. В полной мере невозможно подойти к пониманию мира социальных сетей, не артикулировав его сущностные различия с изначальным жизненным миром.

Первое, чем отличается социальная сеть – это удалением перспективы живого тела. Основными характеристиками живого тела являются его перспективность, – т. е. определенная укорененность в своей точке зрения, и направленность на пересечение перспектив, в котором как раз таки и конституируется жизненный мир. Еще до столкновения с социальной сетью мы испытываем воздействие на привычные способы существования нашего тела: если в естественном мире наше самовыражение определяется лишь открытой структурой живого тела (этот мир по своей сути не завершен и всегда открыт для новой точки зрения), то, попадая в мир рационально-технический, живое тело жестко ограничивается, что мы можем видеть на примере персонального компьютера и мобильных устройств коммуникации. Наше восприятие этих технических средств и взаимодействие с ними задается их характеристиками, экраном, способами ввода и т. д. Однако социальная сеть возводит подобную техническую рациональность и инструментальность в ранг принципов своего мира, делая сознание и его деятельность единственной перспективой в рамках сети.

Данный принцип ясно проглядывается в системе профилей, на которой основаны практически все социальные сети. Разработчики социальных сетей так или иначе осознают тот аспект восприятия человека, что «воспринимаемые вещи действительно могут существовать, если я пойму, что они воспринимаются и другими» [5, c. 152], поэтому профиль призван быть определенной точкой опоры пользователя и его проводником в мир сети с ее «реально существующими» вещами. Как мы можем заметить, первое, что дано пользователю в пространстве социальной сети – это именно процедура создания профиля, в процессе которой пользователь называет себя для сайта определенным именем и вводит данные о себе под предлогом «представиться», «рассказать о себе», «поделиться интересами» и т. д. Однако пользователем зачастую упускается из виду то, что создание профиля практически не имеет ничего общего со вступлением в диалог и знакомством с некой личностью или сообществом. Пользователь в первую очередь имеет дело с технически-рациональной системой, в которую он сам себя встраивает путем углубления и отождествления себя с тем созданным инструментами сайта профилем, который состоит из уже ставших объективными данных: имя, пол, интересы, факты из прошлого, фото и видеоинформация и т. д. Таким образом, создание профиля, создание своего «Я», по сути сводится к информационному заполнению некой сетевой ячейки «ego» с определенным набором функций. Безграничная перспектива живого тела снимается и разделяется социальной сетью на отдельные функции, программы и алгоритмы.

Здесь мы подходим ко второму коренному различию мира социальной сети и жизненного мира, а именно к тому, что мы можем назвать «телесной инструментальностью», которая распространяется на всю структуру социальной сети. Горизонты жизненного мира, открывающиеся первоначально телом, социальная сеть превращает в собственный инструментарий, делая акцент на его телесности, на близости к пользователю. В самой своей задумке социальная сеть пытается быть идеальным искусственным миром, в котором не будет неопределенности и туманности жизни, и где все будет поддаваться рациональному контролю. Развертывание этой предпосылки мы сможем увидеть в следующих примерах воплощения принципа телесной инструментальности в пространстве социальных сетей.

Одним из наиболее важных аспектов, на который бы стоило указать, является преображение нашего смыслового горизонта в сети. Мы употребляем понятие горизонтов, а не объектов жизненного мира, именно потому, что первичное восприятие живого тела проявляется в двоякой структуре «объект-горизонт» [6, c. 102], где каждый объект нашего внимания всегда окружен неограниченным смысловым фоном, который в свою очередь всегда может стать объектом и наоборот. Поэтому такие явления, как жизнь и смерть, время и вечность, любовь и дружба и т. д. не могут быть объективированы и инструментализированы в жизненном мире – они являются, скорее, перспективами взгляда на мир, чем его рациональными объектами. Ввиду невозможности выработать собственные горизонты мира, социальная сеть превращает уже данные перспективы в инструменты деятельности, строго их фиксируя.

Временной горизонт, в котором через точку настоящего удерживается как прошлое, так и будущее, превращается во временные объекты – в хронологию, что хорошо видно на примере новостной ленты. Без горизонта времени объекты не могут скрыться в забвении прошлого или ожидании будущего: в новостной ленте объекты существуют только в застывшем моменте настоящего и никак не отличаются друг от друга во времени, кроме как механическим указанием даты. Сама связь слова новости со словом новое указывает нам на наличие и важность лишь нового в социальной сети – пользователи профилей сети живут в объективной хронологии нового, лишенной течения целостного времени.

Отсюда мы также видим проблему пространственного горизонта в мире сети, который превращается в пространство объектов, лишенных связи с живым телом. Домом пользователя является интернет-страница его профиля, а слово «место» почти исчезает – его не к чему применить, т. к. пространство объектов, представленных на экране, несоизмеримо с жизненной перспективой, где объект может как выплыть из-за горизонта, так и скрыться в нем. Наше живое тело не может в полной мере «поселиться» в заданных и ограниченных координатах экрана. Интернет-страница всегда держит объекты на виду для их полного инструментального контроля, т. е. будь то удаления или возвращения к ним. Что еще более критично для нашего восприятия, так это то, что социальная сеть не может дать пользователю быть вместе с другими людьми, сосуществовать с ними. Само наше естественное понимание мира основывается не на признании определенной суммы объектов (суммы элементов интерфейса сети или суммы профилей), а на осознании того, что каждый из нас обладает некой перспективой взгляда на мир, сосуществующей с бесконечностью иных перспектив.

Хронология сообщений или просмотр фото и видео других профилей не дают этой перспективности по той причине, что все, что мы можем воспринять в пространстве социальной сети уже проходит сквозь ее инструментальное поле: горизонт речи становится застывшей информацией в виде сообщений или комментариев, горизонт межличностных отношений заменяется списками друзей и т. д. Наше анонимное, т. е. доличностное, стремление жить в горизонтах с другими превращается в социальной сети в ее анонимную регуляцию и надзор за находящимися в ней пользователями.

Изображение: Kirsten BB Smith/Flickr

Ссылки и список литературы:

1. Number of daily active Facebook users worldwide as of 3rd quarter 2018 (in millions) – https://www.statista.com/statistics/346167/facebook-global-dau/
2. Number of social media users worldwide from 2010 to 2021 (in billions) – https://www.statista.com/statistics/278414/number-of-worldwide-social-network-users/
3. Our Mission – https://newsroom.fb.com/company-info/
4. Гуссерль Э. Логические исследования. Картезианские размышления. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология. Кризис европейского человечества и философии. Философия как строгая наука. – Мн.: Харвест, М.: ACT, 2000.
5. Мерло-Понти М. В защиту философии. – М.: Изд. гум. лит., 1996.
6. Мерло-Понти М. Феноменология восприятия. – СПб.: Наука, 1999.
7. Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие. – М.: Наука, 2001.